Сравнительный анализ стихотворения Цветаевой «Москва» 1916и Ахматовой» как люблю, как любили глядеть я»

Сравнительный анализ стихотворения Цветаевой «Москва»1916и Ахматовой» как люблю, как любили глядеть я»

В стихотворении Как люблю, как любила глядеть я… всего два предложения. Первое из них признание в любви (которая была и есть: люблю сейчас, любила в прошлом).

Возможно, хотя весьма спорно, начало отголосок пушкинского Люблю тебя, Петра творенье, // Люблю твой строгий, стройный вид…

Второе предложение обращение к городу.Петербург Ахматовой антично-пушкинский, соединяющий античную красоту (прекрасные надводные колонны) и могущество победы над стихией (закованная Нева).

Стихотворение написано анапестом. Задумаемся над тем, какое впечатление вызывает звуковой строй начала стихотворения? Согласные звуки лбллблгл в первой строке создают ощущение плеска волн, движения воды.Кто является героем (героями) стихотворения?

Очевидно, что в стихотворении Ахматовой три героя: я мы столица (ты), но предстают они перед читателем в иной очередности, нежели в стихотворении Цветаевой: сначала я (лирический герой, от имени которого звучит признание), затем город (закованные берега, балконы, куда столетия не ступала ничья нога, столица этот образ развивается) и, наконец, мы безумные и светлые. Какой предстает северная столица в изображении поэта?

Город-сон, город-мираж, встающий над водой, мимо которого течет время и который может исчезнуть в одно мгновение, таков Петербург в стихотворении Ахматовой. Пророчески звучит строка перед смертью сладчайший сон уходит город прошлых столетий, могучий, стоящий на закованных берегах Невы.

Это город, который пронизан ощущением одиночества, столетия не ступала ничья нога. Время, в которое Петербург особенно красив, белые ночи (длится // Тот особенный, чистый час // И проносится ветер майский).

Стихотворение передает движение времени, его длительность и одновременно мимолетность, скоротечность. Красота Петербурга это красота запечатленного мгновения, которое тянется столетия, но может исчезнуть в любое мгновение. Это же ощущение хрупкости и силы наполняет заключительные строки, которые завершены многоточием.

Можно задуматься над тем, что обозначает этот финальный знак препинания в стихотворении. Лирический герой ведет разговор с городом на равных. И в то же время возникает неуловимое ощущение неравенства. Кто для кого создан?

Петербург сладчайший райский сон и грешник, видящий этот сон перед смертью, и мы безумные и светлые. Петербург для нас или мы для Петербурга? Ахматова отвечает: И воистину ты столица // Для безумных и светлых нас. Поэтому очевидна избранность лирического героя, для которого и создан прекрасный город.

Второе стихотворение, предложенное учащимся для внимательного прочтения, относится к цветаевскому циклу Стихи о Москве (1916), часть которого связана с наездами и бегствами Мандельштама, которому увлеченная им Цветаева дарила Москву.

Стихотворения написаны после поездки в конце 1915 года в Петербург и, подобно всем трем циклам сборника Врсты, посвящены поэтам-петербуржцам: Стихи о Москве Мандельштаму, имена двух других включены в названия циклов: Стихи к Блоку и Стихи к Ахматовой.

Цикл представляет собой лирический дневник. Мои стихи дневник, моя поэзия поэзия собственных имн… Закрепляйте каждое мгновение, каждый жест, каждый вздох… Нет ничего неважного!..

Все это будет телом вашей оставленной в огромном мире бедной, бедной души, пишет Цветаева в известном предисловии к сборнику Из двух книг, поясняя свою установку на дневник и поэтизацию быта.

Если из Стихов о Москве 1916 года выписать определения Москвы, получится следующая картина: дивный град, мирный град, нерукотворный град, город сорока сороков, отвергнутый Петром, привольное колокольное семихолмие, странноприимный дом.

Уже при внимательном чтении первых строк возникает образ, способный пролить свет на восприятие Москвы Цветаевой: Москва! Какой огромный // Странноприимный дом!

Трхстопный ямб и стяжение согласных скв, гр, мн, стр, нн, пр, мн создают впечатление огромного ограниченного пространства, дома-храма, в котором гулко раздаются удары невидимого.

Ссылка на основную публикацию